Пишем сочинения

Сочинения, которые  хочу предложить вниманию моих посетителей, написаны не в формате ЕГЭ по литературе. Скорее, они служат примерным образцом для итоговых сочинений. По опыту знаю,  что старшеклассники  не всегда могут убедительно аргументировать свои мысли, органично пользоваться авторским текстом для подтверждения тезиса, логично  и последовательно  выстраивать написанное. Но главную трудность, на мой взгляд,  учащиеся испытывают, сопоставляя произведения или  литературные персонажи.  Не претендуя на совершенство в таком нелегком деле, как сопоставление, всё же попытаюсь сравнить три литературных образа. А вас, уважаемые, подписчики, прошу  оценить мой скромный труд.

Три женских образа

Бег времени неумолим. Оно течет, и все меняется: одежда, прически, быт. Шестнадцатилетним годы, когда родители были такими же, как они, кажутся невероятно далекими.  Подростки заглядывают в альбомы двадцатилетней давности и улыбаются: как можно было так одеваться, причесываться? Слушают старые песни и думают: «Что эти взрослые находили в Пугачевой или Леонтьеве?» И даже «Битлз» кажутся детям 21-го  века динозаврами.  Что же говорить о девятнадцатом  веке, от которого нас отделяет бездна времени – столетие? Что современные подростки могут знать, о жизни в те далекие годы?  Скорее всего,  немного. Но связь времен всё же не прерывается, потому что были и есть великие русские – А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов, Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой, А.И. Куприн и И.А. Бунин (список можно продолжать ещё и ещё) – писатели, которые донесли до нас дух той далекой эпохи. Листая страницы романов, увидевших свет так давно, понимаешь вдруг, что и тогда люди радовались и страдали так же, как и сейчас. Сознаешь, что всегда, во все времена, остаются неизменными, вечными одни и те же нравственные ценности: искренность и неподдельность чувств, верность, долг, самоотречение. Потому так и близки нам образы многих  любимых литературных героев, потому они  и бессмертны.

Татьяна

0_ad983_4fb6bec8_L

 Невозможно представить себе русскую литературу без Пушкина. В. Г. Белинский назвал его «первым поэтом — художником Руси», и с этим не поспоришь. Его стихи — непревзойденный образец лирики,  а роман в стихах — свободный роман — «Евгений Онегин» – сама жизнь, взятая, по словам того же Белинского, со всем ее холодом, со всею ее прозой и пошлостью» Пушкин писал о России и для России. Он соединил поэзию с обыденностью так, как это бывает в действительности. Многое мы можем почерпнуть из этой «энциклопедии русской жизни», немало можно из нее узнать и понять.

Но,  несомненно,  один из самых замечательных образов созданных поэтом в «Евгении Онегине»  —  образ Татьяны Лариной.«Жизнь женщины, — пишет В.Белинский, — по преимуществу сосредоточена в жизни сердца; любить – значит для нее жить; а жертвовать – значит любить. Для этой роли природа создала Татьяну». И не только ее, можем добавить мы. Тургеневские героини, русские женщины в произведениях И.А. Гончарова,  Н. А. Некрасова, Ф. М. Достоевского, Л.Н. Толстого, И. А. Бунина, А. И. Куприна  — список тоже  можно продолжать до бесконечности – убеждают нас в правоте слов великого критика. Но Татьяна была первой в галерее «русских барышень» – поэтических, светлых, самобытных натур, внутренне богатых личностей. Она, «русская душою», не «идеальная дева», а живой человек, с присущими ему заблуждениями, не избежавшая и самообмана.  

История ее проста (к этому и сводится сюжет романа): полюбив человека, сущности которого не понимала до конца, но резко выделяющегося из всего ее окружения, она признается Онегину в своем чувстве, а в ответ выслушивает нравоучительные слова: «Учитесь  властвовать собою;/Не всякий вас, как я, поймет;/К беде неопытность ведет». Холодная отповедь холодной души больно ранит Таню, но заставляет пробудиться ее ум. Разлука с Евгением, посещение его пустого дома, чтение его книг приближает отвергнутую девушку к пониманию своего кумира. Но и этот более пристальный взгляд на избранника не  охлаждает чувство Тани, потому что она «Любит без искусства, /Послушная влеченью чувства, /Что так доверчива она, /Что от небес одарена /Воображением мятежным, /Умом и волею живой, /И своенравной головой, /И сердцем пламенным и нежным».

Весь мир этой провинциальной барышни заключен в жажде любви. «Дикое растение, вполне предоставленное самому себе, Татьяна создала себе свою собственную жизнь, в пустоте которой тем мятежней горел пожиравший ее внутренний огонь, что ее ум ничем не был занят», —  писал Белинский. Ларина читала, как и все барышни в ту пору, французские романы, но в воспитании ее чувств не меньшую роль сыграло то, что «Татьяна верила преданьям/Простонародной старины,/И снам, и карточным гаданьям,/И предсказаниям луны./Ее  тревожили приметы;/Таинственно ей все предметы/Провозглашали что-нибудь, Предчувствия теснили грудь…»

И это, как мы увидим дальше, черты характера не только одной пушкинской героини, — язык  сердца, интуиция – необъяснимый никакой логикой дар предвидения – присущи многим исключительным, ярким женским образам в русской словесности.

Развязка истории любви бедной провинциалки и модного светского льва проста и драматична и… зеркальна. Отвергнутая, Ларина выходит замуж: «для бедной Тани все были жребии равны». А Онегин, встретив ее на балу уже не наивной деревенской барышней, а светской дамой, неожиданно, вдруг, страстно влюбляется в нее. Но поздно: пришла очередь Татьяны давать ему отповедь. Она не охладела к Евгению, не забыла его, но «другому отдана». Долг для нее превыше всего, да и поверить в искренность чувств Онегина ей достаточно трудно.

Теперь, с позиции нашего времени, можно по-разному оценивать эту коллизию. Виссарион Григорьевич Белинский осудил пушкинскую героиню за то, что она оттолкнула любимого человека в столь решительный момент. Но именно этот поступок позволил Федору Михайловичу Достоевскому назвать Татьяну главной героиней пушкинского романа. Думаю, что и мы не можем отказать в уважении ни «бедной Тане», ни великолепной княгине, сумевшей сохранить чистоту, подлинность чувств и свои нравственные идеалы.

Наташа

25164020

Прекрасные женщины… Что скрывают за этими словами русские литераторы? Давайте вспомним, как описывал свою героиню Пушкин: «Ни красотой сестры своей,/Ни свежестью ее румяной/Не привлекла б она очей.

И тем не менее Онегин говорит Ленскому, что выбрал бы не Ольгу, а другую, то есть Татьяну, потому что «в чертах у Ольги жизни нет». Да и потом; став светской дамой, Татьяна не блистала «мраморной красою», а все же была  «ослепительна», «беспечной прелестью мила».

«Очаровательная, обворожительная» – так говорили еще об одной литературной героине – о Наташе Ростовой («Война и мир», Л.Толстой). А ведь она не была писаной красавицей, как Элен Курагина. Толстой иногда даже подчеркивает некрасивость Ростовой. Природа Наташиного очарования – жизнь ее сердца. И это очень роднит героиню Толстого с пушкинской Татьяной. «Я решительно не знаю, что это за девушка, — отвечает на вопрос Марии Болконской Пьер, — я никак не могу анализировать ее. Она обворожительна. А отчего, я не знаю: вот и все, что можно про нее сказать». Любовь для Наташи, как и для Тани, главное, то ради чего стоит жить.

Наташе чужды умственные искания, у нее все подчинено чувству. Она «не удостаивает быть умной». Прелесть Наташи в другом: у нее умное сердце, своя, более никому не присущая образная память, она естественна и непосредственна в выражении своих чувств.. О ней не скажешь, как о Татьяне, что она «дика, печальна, молчалива, как лань лесная боязлива». Наоборот, в ней, еще в девочке тринадцати лет, словно бесенок сидит, она всех заражает весельем. Любимица семьи, Наташа обладает таким обаянием, что закаленный гусар Денисов влюбляется в эту маленькую графинюшку не на шутку.

И все же природа этих героинь – толстовской и пушкинской – одна. Они обе выросли на русской почве. Обе тонко чувствуют природу, любят ее, неразделимы с ней. Вспомните, как прекрасны в «Войне и мире» сцены охоты, русского застолья после нее и прочитайте ещё раз, как плясала Наташа, «которая умела понять все то, что было и в Анисье, и в отце Анисьи, и в тетке, и в матери, и во всяком русском человеке». Кто научил эту графинечку так танцевать? Откуда у нее взялось это — истинно русское, исконное? Ответ может быть только один – такой ее сотворила природа.

Но Наташа далеко не идеал, не мраморная статуя, не идол, а человек, который может споткнуться, совершить непоправимую ошибку. Об этом говорит и ее увлечение Анатолем Курагиным, которое принесло и самой Ростовой, и ее жениху, князю Болконскому, да и окружающим, столько горя и страданий.

Татьяна Ларина — натура цельная – и через годы сумела пронести чувство к любимому человеку. Наташа сама жизнь, живая, как ртуть, она не может понять (и это ей причиняет страдание), как можно разлучиться с возлюбленным. Ведь она пропадает так, даром, зря, а каждый миг мог бы быть наполнен счастьем. Ей надо непременно, каждую минуту, быть любимой кем-то и главное! — любить, то есть делать кого-то счастливым. Пропадать вот так – ни для кого – для толстовской героини – трагедия.

У Наташиной «измены» есть еще и потаенный смысл. Думаю, что, вряд ли, эта девочка была бы счастлива с князем Андреем. Для маленькой Ростовой Болконские (и вместе с ними Андрей) чужие, непонятные люди. Внутренний мир жениха, его духовные метания, высокие интеллектуальные порывы скрыты от Наташи. Князь Болконский слишком рассудочен для толстовской героини. И, возможно, ее поступок – подсознательное стремление уйти от брака, неосознанное самой Наташей. Доброе, великодушное и огромное сердце маленькой «графинечки» стремится совсем не к такому счастью, которое видится князю Андрею. Наташе всегда был ближе Пьер Безухов. И не случайно Толстой сталкивает Наташу и раненого Андрея в трудную для страны годину. Он дает возможность Болконскому простить Наташу, а Наташе вымолить это прощение у бывшего жениха. Но победить его смерть Наташе оказалось не по силам.

Наташа Ростова – прообраз женщин — декабристок. Недаром неоконченный роман «Декабристы» Толстой начинает с возвращения постаревших Наташи и Пьера из сибирской ссылки. Именно такая русская женщина способна к самоотречению, к полному забвению себя во имя семьи, детей, любимого человека – такой мы видим Ростову в эпилоге романа «Война и мир». Поэтому так естественна была бы для нее судьба декабристки. Но и Татьяну Ларину мы могли бы представить в роли женщины, едущей за мужем в Сибирь.  Вообразить ее такой, какой мы видим Наташу в эпилоге «Войны и мира», невозможно. При всем богатстве духовного мира у Татьяны рациональное начало развито гораздо сильнее, чем у Ростовой. Но Толстой видит в том, что Наташа «не удостаивает быть умной», её достоинство.  Ведь эта героиня обладает изумительным свойством воспринимать и чувствовать жизнь, предугадывая события сердцем, обладая «хорошей» памятью – памятью сердца. Естественная во всех своих проявлениях, Ростова заставляет окружающих ее людей глубже  понимать прелесть жизни, несмотря на многое темное и мрачное, с чем приходится сталкиваться людям. Наташа Ростова несет с собой свет и удивительную жизнерадостность, передающуюся окружающим.

Олеся

107123711_80651786_large_2795685_375162_original

Интуиция, внутреннее зрение присущи и пушкинской, и толстовской героиням. Но в русской литературе есть еще один прекрасный, поэтический женский образ – это полесская девушка Олеся из одноименной повести Александра Ивановича Куприна. Олеся тоже наделена даром предвидения. Хотя эта героиня  не из числа «русских барышень», простой крестьянской ее тоже не назовешь. Слишком неординарна она, выросшая в глуши Полессья.

Многое объединяет героинь Пушкина, Толстого и Куприна. И для полесской девушки так же, как для Наташи и Татьяны, главное — жизнь сердца. Но история любви полесской колдуньи ещё трагичнее, чем у предыдущих героинь. Как ни велика пошлость высшего общества, как ни страдают от этого наши героини-дворянки, все-таки в свете за неординарность могут лишь осудить, назвать чудачкой, странной.  Здесь же, в полесской глуши, «белую ворону» ждет физическая расправа.

Чем же отличается Олеся от перебродских девчат? Прежде всего тем, что в ее облике чувствуется естественность, внутренняя свобода,  достоинство. В ее красоте очарованный ею герой ощущает и лукавство, и властность, и наивность. Это русская девушка. Автор рисует нам русский национальный характер. Олеся доверчива, любит природу, добра, но горда и не хочет чувствовать себя обязанной никому. Мы помним, как неловко было ей, когда Иван Тимофеевич заступился за нее перед урядником,  ведь она не привыкла к защите и умеет сама за себя постоять.

 Куприн всегда прикасался к теме любви очень трепетно, находя все новые краски и оттенки. Нашел он их и сейчас, рассказывая историю любви писателя, «паныча», и дикарки Олеси.  Сначала любопытство гонит главного героя повести взглянуть на старую «ведьмаку», Мануйлиху,  а затем любовь к ее внучке заставляет все чаще наведываться в избушку на болоте, куда суеверные крестьяне изгнали эту маленькую семью. Олеся сразу привлекла внимание образованного городского литератора, человека совсем другого круга. Но чем же? Рассказчик – герой — так отвечает на этот вопрос: «Не одна красота Олеси меня в ней очаровывала, но также и ее цельная, самобытная, свободная натура, её ум, одновременно ясный и окутанный непоколебимым наследственным суеверием (помните: «Татьяна верила преданьям простонародной старины, и снам, и карточным гаданьям, и предсказаниям луны…»), детски невинный, но и не лишенный лукавого кокетства красивой женщины».

Олеся так же, как Татьяна и Наташа щедро одарена от природы. Но если Онегин и князь Болконский были мало понятны любящим их женщинам, то здесь, напротив, главный герой не в силах понять свою любимую. Олеся, несмотря на необразованность, суеверие, как бы возвышается над избранником, она на голову выше его нравственно (впрочем, то же самое можно сказать и о тех героинях, о которых мы вели разговор ранее).

«Почти целый месяц продолжалась наивная, очаровательная сказка нашей любви, — ведет рассказ Иван Тимофеевич и замечает, что Олеся, «выросшая среди леса и не умевшая даже читать девушка – во многих случаях проявила чуткую деликатность и особенный, врожденный такт». И в этом тоже  образ полесской колдуньи очень близок  к исследуемым образам. Дикарка Олеся — воплощение лучших качеств, присущих нашим национальным героиням. Глубокая искренняя любовь, самоотверженность, чувство долга – все это всегда отличало русских женщин, воспетых  не только Пушкиным и Толстым, но и Н.А. Некрасовым, И.С. Тургеневым, И.А. Гончаровым. Нежная, страстная натура – она готова совершить любой поступок, чтобы только доставить радость любимому человеку. Зная, чем это может кончиться для нее, Олеся идет на церковную службу только потому, что ее избранник хотел этого. Дикие нравы, предрассудки толпы приводят к трагическому финалу. Но избитая до полусмерти девушка показывает высокий образец самоотречения,  считая виноватой только себя.   Сожаление об утраченной любви, нежной и великодушной, звучит в последних словах рассказчика, для которого эта история не пройдет бесследно: она изменила его отношение к жизни, даровав ему мудрость и житейский опыт. Как и предыдущие литературные героини оставили яркий след в душах своих избранников, так и Олеся заставила Ивана Тимофеевича с трепетом вспоминать свою колдунью.

Три женщины, три образа, три судьбы в трех временных измерениях предстали перед нами. Каждая из них исключительна, самобытна, но все же есть в них одно общее  замечательное качество — душевная красота. Это и делает их образы незабываемыми, бессмертными, то есть вечными образами в русской литературе.